Города отечественные

Таруса

Марш-бросок на выходные
РАБОТА НАД ЭТОЙ СТРАНИЦЕЙ ЕЩЕ НЕ ЗАКОНЧЕНА. КРАСИВЫЕ ФОТОГРАФИИ СКОРО БУДУТ!

На рабочей неделе жизнь бурлит. На выходной лежу трупом (если не работаю где-нибудь снова, потому что «если есть работа, ее надо работать»), потом вижу бардак в доме, ликвидирую и выходные резко заканчиваются.

В эту субботу я сказала: Нет!

С утра пораньше забронировала жильё в Тарусе, взяла мужа в охапку (правда, он считает, что все было наоборот), и мы поехали. Без плана и без подготовки. С легким флером знания, как там, в Тарусе замечательно: и Рихтер отдыхал не жаловался, и Цветаева хотя б и на денек из-под запрета вырвалась, и Паустовский жене жилье велел купить… В общем, кого там только на дачном отдыхе не было. Только нас.

Навигатор показывал часа два с половиной из Москвы. Казалось бы, май, суббота, пол одиннадцатого утра. Все должны ехать на дачу. Но доехали действительно быстро, хотя останавливались дважды и стояли минут по сорок точно: на выезде из Москвы перекусили вторым завтраком в Помпончике, а потом еще попили кофе в Мак кафе в Серпухове.

Выходные так выходные!

Подъехали к Якорю . Действительно стоит на Оке. И река – живая, не в бетоне, где - с песочком у воды, где - с лужочком, а где и с деревцами-кусточками. Сказка просто! Как с картины из Третьяковки. Ну дикий я человек! Думала, рядом с Москвой такого и не бывает уже…

Продолжили сибаритствовать. Просто не несли ноги никуда от этого царского вида на реку-матушку. Пришлось и обед заказать, не отходя от Оки.

Эх, в шесть часов уж и музеи закроются. Делать нечего. Пошли. И не пожалели.

Народу на улицах немного. Ленин на храм Петра-Павла указывает, у фонтана цветы цветут, гульки гуляют, да и лавочек свободных, что на набережной, что на площади – сколько угодно.

Идем еще минут пять вверх по улице и вот он – музей семьи Цветаевых. Не мемориальный, но Марина, а особенно Анастасия и Ариадна (Эфрон), там бывали-гостевали. Экскурсию не брали, но слушали – как раз группу на микроавтобусе привезли. Музей небольшой – не скроешься.

Потом успели еще в музей Паустовского, тот – мемориальный. И в тот музей сходить надо обязательно. Уютный, домашний, тёплый. И полностью раскрывает тезис про «внутреннюю эмиграцию». Там мы экскурсию тоже не брали, но смотрительница для нас – двоих последних в тот день посетителей - почти час своего времени не пожалела: и по комнатам с рассказом провела, и в саду, где что посмотреть, указала.

Непритязательный он был человек, Константин Георгиевич. Вещи тоже о человеке говорят. И честный. Не изменял себе. Ну это уже факты – и про то, что за Синявского с Даниэлем заступился, и что за Любимова и за Солженицына подписался. Трижды Паустовский был номинирован на Нобелевскую премию, но так и не получил. Да и публичной похвалы в его жизни было немного. Может, разве что в 1963, когда великая Марлен Дитрих в Москве, в ЦДЛ, встала перед ним на колени и поцеловала руку. Сказала, что давно мечтала поцеловать руку, что написала рассказ «Телеграмма». В это можно было не поверить. Но осталось много очевидцев и сохранились фотографии . Великий был Паустовский. А в Тарусе осел почти случайно: поставил жене условие, чтоб дача была вдали от дорог, чтоб тихо и туда добраться сложно. Вот это Таруса до сих пор и есть. Добраться туда только на своей машине удобно. Жена Паустовского и купила там полдома в 20 метров, как раз на высоком берегу реки Тарусы. Вот тебе и состоятельная писательская жизнь! Туалет на улице. Спасибо, электричество не на два часа в день уважаемому человеку давали. И кого только в этом доме не бывало: и Надежда Мандельштам, и Николай Заболоцкий, и Булат Окуджава, и Юрий Казаков, и Алексей Баталов… Историческое место.

Похоронен Паустовский тут же, недалеко, на городском кладбище. Вечером не пошли, а на утро в Поленово на кораблике поехали. Потому в Тарусу мы еще вернемся и Паустовскому поклонимся. А про Поленово другой рассказ будет.

Наши траты в Тарусе:

Тарусские музеи: Цветаевых – 300 рублей (по 150 билет), Паустовского - 500 рублей (по 200 рублей за билет, 100 – за возможность фотографировать)

Ночь в Якоре: 2500 рублей (номер на двоих)

Александра Кудрявцева

Наша воскресная поездка в усадьбу, где живет счастье. Поленово Тульской области

Идиллия. Цветы благоухают, птицы поют, а люди не снуют толпами. К высокому берегу Оки, где уже более века стоит музей-усадьба народного художника Василия Дмитриевича Поленова, за полчаса мы приплыли на маленьком теплоходе из Тарусы.

Договориться о том, как и когда примкнуть к туристической группе, плывущей в Поленово, можно в гостинице Якорь.

Сам художник, еще до революции, учредил в своем доме музей, который стал первым культурным учреждением такого рода в русской деревне. В 1918 году советская власть музей признала, разрушать не стала, и даже взяла под охрану. Там и справил свое восьмидесятилетие художник-первый директор музея, окруженный семьей и почитателями таланта. Дальше семейная традиция продолжилась – директора из Поленовых счастливо сохраняли семейное гнездо и дальше. Впрочем, счастливо – все же преувеличение. В 1937 сына художника признали английским шпионом и посадили, когда выпустили, в усадьбу уже пришлось возвращать растащенное. А в 2013 в рамках борьбы с семейственностью доброхоты от культуры требовали, чтобы дочь-правнучка Поленова уволила мать, много сделавшую для музея, да и всей русской культуры. Но обошлось.

И сейчас мой рассказ не о трудностях, а о том, что можно в Поленове увидеть. Сосны, аллеи, дома с черепичными и соломенными крышами. Всевозможные цветы: ландыши, фиалки, гиацинты.

В центре усадьбы – Большой дом. Мемориальный. На первом этаже художник – а правильнее сказать – творец, и устроитель культурного пространства В. Д. Поленов сам сделал музей. В него он собирал разное – картины передвижников и диковинки со всего света - вроде чучела крокодила, резную мебель и народную игрушку из разных уголков России. Еще мне запомнилась керамика, расписанная Еленой Дмитриевной, сестрой Василия Дмитриевича. Невесомая, на вид совсем нетяжелая, в отличие от обычной керамики. Особенно коллекция тарелок «Двенадцать месяцев».

Рядом стоит Аббатство, так назвал этот дом с большими окнами еще сам Поленов. Это его любимая мастерская.

Неподалеку в Фахверке этим летом проходит выставка к 175-летию В.Д. Поленова – экспозиция ранее не выставлявшихся или мало знакомых картин художника.

Но более всего меня впечатлила Диорама. Ее семидесяти четырёхлетний художник сделал сам для крестьян и деревенских детей. Она размещена в домике Адмиралтейство, недалеко от неглавного входа (того, что у реки). Замысел Диорамы Поленова – кругосветное путешествие из домика на Оке в Москву, потом баварские замки, Венецию с дворцом Дожей, Индию и леса Амазонки с возращением назад, в тот же дом, к рождественской елке. Сейчас диораму Поленова демонстрируют практически так же, как и сто лет назад: в маленьком окошке в темноте демонстратор меняет картины практически с тем же рассказом, что составил Поленов. Разве что покороче – показ 16 картин каждая с дневным и ночным пейзажем длится порядка 15 минут. Ну и подсветка идет не от керосиновой лампы или свечи, а электричества.

Практические советы:

Экскурсия по Большому дому длится не меньше часа, билеты продаются на определенное время. Касса находится перед главным входом в музейный комплекс, там, куда приезжают экскурсионные автобусы.

Если вы приедете на теплоходе из Тарусы, и планируете сходить в Большой дом, то вначале надо озаботиться покупкой билетов. От пристани до неглавного входа в усадьбу надо идти направо минут 10 – 15, потом территорию музея надо пройти насквозь - это займет еще минут 10. В кассе продаются также билеты на выставку в Фахверк и Аббатство. На осмотр обоих нужно еще минут минут 30.

Диарама. В день – порядка 8 сеансов, расписание есть на сайте музея. Билеты покупаются в самом Адмиралтействе.

Поесть в Поленово можно только в кафе около касс.

Мемориальный парк обширен и прекрасен. За те 4 часа, что длилась остановка нашего теплохода в Поленове мы успели посмотреть Большой дом с экскурсией, Диараму, Аббатство и выставку в Фахверке. На перекус у нас было еще полчаса, но погулять вволю мы уже не успели.

Александра Кудрявцева